В S&P рассказали о корпоративных особенностях потенциально проблемных банков

12.10.2017   18:03Источник: Banki.ru


Причинами неплатежеспособности некоторых банков в России и СНГ стали такие недостатки управления и деятельности, как непрозрачная структура собственности, бизнес-модель с акцентом на быстрый рост бизнеса с неустойчивым уровнем маржи, завышенные показатели капитала за счет использования различных бухгалтерских уловок и несвоевременного признания убытков, частая смена менеджмента и чрезмерное кредитование связанных сторон. Об этом говорится в исследовании рейтингового агентства S&P Global Ratings, которое проанализировало показатели финансовых институтов, ведущих деятельность в неблагоприятных экономических условиях.

«Завершение сырьевого суперцикла и значительное снижение темпов экономического роста в странах с развивающейся экономикой (в том числе в России и СНГ) с 2014 года привели к ухудшению характеристик кредитоспособности многих финансовых организаций этих стран, не в последнюю очередь в связи с проблемой принципала — агента. Хищение и присвоение денежных средств руководством стали частой причиной неплатежеспособности банковских организаций — на фоне банкротства связанных сторон и неудачных инвестиций в непрофильные активы, усугубленных замедлением экономического роста», — отмечается в обзоре.

По наблюдениям агентства, банки, причиной неплатежеспособности которых стали недостатки корпоративного управления, как правило, имели непрозрачную структуру собственности, а полномочия и обязанности менеджмента, совета директоров и акционеров не были явным образом разделены. В таких банках часто возникали конфликты интересов. Например, конфликт между президентом и одновременно акционером Балтийского Банка и вторым акционером вызвал ухудшение рыночного положения и финансовых показателей кредитной организации, после чего последовало вмешательство со стороны регулятора, приводит пример S&P.

Эксперты признают, что риск, связанный с неэффективным корпоративным управлением, присущ не только странам со слабой институциональной системой. Мировой опыт показывает, что долгосрочные программы вознаграждения сотрудников, включающие премии в виде акций, также могут привести к конфликтам, поскольку банки могут манипулировать стоимостью акций, не в последнюю очередь — для завышения стоимости долей, принадлежащих менеджменту.

Бизнес-модели проблемных банков оцениваются как менее устойчивые, поскольку основные усилия направляются на поддержание притока денежных средств. Как правило, средства поступают со стороны либо розничных клиентов, которых привлекают высокие ставки по депозитам, либо государственных компаний с невысоким уровнем финансового менеджмента, что фактически ведет к созданию финансовой пирамиды.

Кроме того, в России, государствах СНГ и других развивающихся странах мира кредиторы зачастую могут предполагать, что банки имеют связи с властями страны или правящей семьей. В результате кредиторы могут ориентироваться не столько на фактические характеристики кредитоспособности организации, сколько на предположение о возможной поддержке банка со стороны властей, которое может быть ненадежным или ошибочным. «В случае смены политического курса быстро обнаруживаются уязвимые стороны. Например, назначение нового мэра Москвы в сентябре 2010 года вызвало серию событий, в результате которых был обнаружен значительный дефицит капитала в Банке Москвы, 46,6% акций которого принадлежало московскому правительству. Впоследствии объем средств на финансовое оздоровление банка достиг 300 млрд рублей», — напоминают в агентстве (сейчас «здоровая» часть Банка Москвы интегрирована в ВТБ. — Прим. Банки.ру).

В случае масштабных злоупотреблений руководители банков быстро сменяются, вероятно, стараясь избежать правовых рисков. Кроме того, как показывают данные по российским банкам, обычно этим руководителям платят меньше, чем сотрудникам других банков, занимающим аналогичные должности. «По нашему мнению, это может свидетельствовать о том, что руководители, работа которых оплачивается ниже, могут иметь стимул к получению средств другими способами, например путем вывода активов», — отмечают аналитики.

По мере ухудшения ситуации менеджмент проблемных банков часто старается завысить регулятивные показатели капитализации с целью отсрочить отзыв лицензии, используя для этого различные бухгалтерские уловки. В частности, в России вливания капитала в таких случаях нередко делаются в форме безвозмездных взносов с завышенной стоимостью со стороны собственников. Такие взносы, в отличие от вливаний капитала, неэффективны с точки зрения налогов, так как увеличивают налогооблагаемую прибыль банка; кроме того, контроль со стороны регулирующих органов в их отношении не столь строг. Банки также могут предоставлять компаниям-посредникам (как правило, находящимся в менее прозрачной юрисдикции) кредиты, которые затем возвращаются в банк в форме субординированных кредитов или прямого вливания капитала. При использовании таких схем банки нередко меняют аудиторов и задерживают публикацию бухгалтерской отчетности.

Убытки во многих случаях признаются с задержкой и неравномерно. Кроме того, проблемные банки часто выводят «плохие» активы в дочерние компании, в отношении которых надзор может быть опосредованным и более слабым.

В то время как операции со связанными сторонами являются общепринятой и естественной практикой для банков, входящих в состав крупных групп, избыточное кредитование связанных сторон стало причиной неплатежеспособности некоторых банков, отмечают эксперты. Как показывают исследования, уровень дефолтов по кредитам аффилированным компаниям может быть на 33% выше, чем по обычным долговым обязательствам, а объем возмещения задолженности — ниже. Такие кредиты, как правило, предоставляются якобы не связанным компаниям, контролируемым номинальными собственниками.

К другим часто возникающим проблемам относятся отклонения от рыночной практики (например, в отношении залогового обеспечения или уплаты процентов) либо более высокая, чем в среднем по рынку, концентрация бизнес-рисков, связанных с заемщиками. «Например, один из российских банков выдал кредиты на сумму, как минимум в два раза превышающую объем собственного капитала, компаниям, которые занимались заготовкой, транспортировкой и переработкой древесины и целлюлозы и формально принадлежали разным владельцам, но прекратили выплачивать проценты по кредитам и допустили дефолт после ареста конечного бенефициара», — рассказали в S&P.

В критериях агентства, применяемых для присвоения рейтингов банкам, риск, связанный с недобросовестным поведением менеджмента, не рассматривается как отдельный фактор, однако вся методология в совокупности позволяет учесть этот риск и его возможные последствия, отмечают в S&P. Так, особенности управления рисками организации затрагивают ряд компонентов оценки ее собственной кредитоспособности, включая бизнес-позицию, позицию по риску, а также оценку фондирования и ликвидности.


Курсы валют

USD ЦБ 21/10 57.5118 -0.0588 -0,10%
EUR ЦБ 21/10 67.8927 -0.0406 -0,06%
GBP ЦБ 21/10 75.5302 -0.3651 -0,48%
USD бирж. 12:45 57.4575 -0.0250 -0.04%
EUR бирж. 12:45 67.5000 -0.2400 -0.35%
Калькулятор валют Обменные пункты

Индикаторы рынка

РТС 12:45 1131.69 -2.76 -0.24%
ММВБ 12:45 2064.27 -7.56 -0.36%
Нефть Brent 10:45 57.55 -0.43 -0.74%

Биржевые индексы

Dow Jones 20/10 23329.42 165.60 0.71%
Nasdaq 20/10 6628.06 23.18 0.35%
S&P 500 20/10 2575.21 13.11 0.51%
FTSE 100 10:45 7533.64 10.41 0.14%
CAC 40 11:45 5404.50 32.12 0.60%
SSEC Comp 16:00 3380.70 2.05 0.06%
Nikkey 225 15:00 21696.65 239.01 1.11%
Hang Seng 16:00 28305.88 -181.36 -0.64%
Bovespa 20/10 76390.52 107.35 0.14%

Котировки акций банков

Сбербанк 12:45 191.38 -1.59 -0.82%
Сбербанк пр. 12:45 159.42 -1.45 -0.90%
ВТБ 12:45 0.0604 0.0002 0.30%
ФК Открытие 12:15 717 -13 -1.78%