06 февраля 2017 г.Источник: bankdirect.pro

Заводы без инвестиций, вкладчики без денег и банкиры без работы

Наступил февраль, и уже сейчас ясно, что в начале года урожая банков с отозванными лицензиями ждать не приходится. Причина, возможно, кроется в отголосках прошлого года, которые с новой силой звучат в 2017-м.

Напомним, что события осени 2016 года до сих пор держат банковский рынок в стрессе — после отзыва лицензий у нескольких крупных банков — Финпромбанка, Военно-промышленного банка, Росинтербанка — остались тысячи людей, которые потеряли всякое доверие к банкам и приобрели множество проблем по возврату собственных средств.

Многие не могут забрать свои деньги до сих пор: АСВ ищет все новые причины, чтобы не выплачивать страховку. Фонд постепенно пустеет и сам собой напрашивается вопрос — зачем нужно было создавать ситуацию, с которой вы не в состоянии разобраться? При том, что некоторые банки лишились лицензии без видимых причин. Наиболее ярким примером представляется банк ВПБ, о котором мы уже не раз писали.

Чего лишилась Россия

Скажите, вы знаете, где находится город Рубцовск? Всего каких-то 30 лет назад он был крупнейшим промышленным центром всего Алтайского края. На базе эвакуированных предприятий здесь работали «Алтайсельмаш» и Алтайский тракторный завод, на каждом из которых трудились до 30 тыс. человек. Сейчас заводы закрыты и превращаются в руины, а вместе с промышленным производством из города в буквальном смысле уходит жизнь. О каком вообще импортозамещении мы можем говорить, когда на наших глазах в России умирают целые города?

Но время от времени находятся оптимисты, которые всерьез воспринимают намерение президента поднять производство, воплотить в жизнь пока еще мифическое импортозамещение и дать работу тысячам людей. Одним из таких смельчаков был Военно-промышленный банк, который пытался в одиночку поднять весь чувашский край.

Благодаря инвестициям банка, в Чувашской Республике сейчас успешно работают лишь два завода из запланированных шести. Согласно информации CustomsForum.ru, повезло предприятиям «Экоклинкер» (запущены две линии — по производству клинкерной плитки и ступеней (сумма инвестиций — более 500 млн р. и клинкерной брусчатки и кирпича (более 1 миллиарда рублей)) и «Чебоксарскому домостроительному комбинату» (благодаря 2 млрд инвестиционных средств от банка 700 человек смогли получить хорошо оплачиваемую работу, а в стране появилось предприятие по производству железобетонные изделия для строительства 140 тысяч квадратных метров жилья в год). Сегодня оба завода успешно функционируют и благодарят банк за финансовую поддержку в прошлом.

Однако, 4 завода не успели запуститься и из-за нехватки бюджета встали. Это линия по производству акриловых ванн в Новочебоксарске (планировалось производить 45 тыс. ванн в год, 100 человек приобрели бы рабочие места), завод по производству сантехнических изделий бизнес- и премиум-класса (600 тыс. изделий в год, 400 рабочих мест), завод по производству сантехнических изделий класса эконом (1,6 млн изделий в год, 600 рабочих мест), а также завод по производству экструдированной клинкерной плитки.

Виртуальная реальность Центробанка

И все эти проекты, и успешно запущенные и те, которые находились в стадии строительства Центробанк взял и посчитал… нереальными. Как будто не было торжественного открытия этих заводов, не было пресс-конференции с десятками журналистов из местных и московских СМИ.

Будто не было и иностранных представителей, чьи технологии были взяты за основу производства, чтобы поддержать продукцию на уровне международных стандартов. И как будто сам глава Республики Чувашия Михаил Игнатьев самолично не присутствовал при запуске заводов, не заметил их объемов и мощностей, не знал об их значимости для республики.

Ведь проблемы у ВПБ возникли именно из-за того, что Центробанк потребовал досоздать резервы «в связи с признаками нереальной деятельности инвестиционных проектов». Это при том, что проекты были признаны социально значимыми как местными журналистами, так и властями, и создавались в рамках программ по импортозамещению и подъема российского производства. Видимо, Банк России находится в какой-то иной, отличной от нашей, реальности.

И самое ужасное, что эта реальность каким-то непостижимым квантовым образом ворвалась в окружающее пространство и поменяла все: банк, которому клиенты доверяли более 20 лет, старавшийся сделать все на благо страны, остался не удел по нелепой причине. А позже выяснилось, что это лишь начало истории, в которой больше всего пострадали те самые клиенты.

Танцы на костях народа

Мы уже несколько месяцев подряд наблюдаем за проблемами вкладчиков банков с отозванными лицензиями. История у всех одна и та же: банки якобы не предоставляют данные о вкладах, из-за чего АСВ отказывается в сжатые сроки внести вкладчиков в реестр на получение страхового возмещения.

Это тысячи людей, которые сидели без денег месяцами, ожидая от АСВ ответов, но так их и не получали. Лишь самые упорные и стойкие смогли добиться своего и уже полностью забрали свои деньги. Среди них и вкладчики Военно-промышленного банка, которые общими усилиями заставили шевелиться тяжелый механизм АСВ. На сегодняшний день лишь единицы не получили еще страхового возмещения, остальным клиентам деньги удалось вернуть.

Путь вкладчиков ВПБ предстоит пройти теперь и клиентам банков Татфондбанк, Интехбанк и «Камский горизонт». Даже январские праздники не смогли остановить вкладчиков — они изо всех сил пытались привлечь к себе внимание властей и госкорпорации, устраивая пикеты и призывая АСВ к ответу: когда же они смогут получить свои деньги?

Благими намерениями выложена дорога в АСВ

Пороги госкорпорации не в первый раз штурмуют. Наученные горьким опытом, сотрудники АСВ тщательно мониторят открытые группы в социальных сетях и различные форумы на предмет очередного митинга. Боясь беспорядков, к каждому пикету АСВ готовится с особой тщательностью — бедных вкладчиков встречают не полное сострадания лицо г-на Абрамова, директора департамента страхования банковских вкладов АСВ, а суровые физиономии сотрудников охранного предприятия.

Так, в конце января более 100 человек пришли к зданию АСВ с целью выяснить дальнейшую судьбу своих накоплений. Если раньше г-н Алексей Абрамов хотя бы обещал некое безбедное «завтра», то теперь, видимо, устал возиться с простым людом и просит всех отправляться с претензиями в суд или в полицию, куда угодно, только не в АСВ. Им и своих проблем хватает.

Ситуация с «Камским горизонтом», кстати, является своего рода уникальным явлением.

«Нам говорят, что наша ситуация уникальна в том смысле, что нет ни бумажной базы данных, ни электронной документации, ни самого руководства банка и московского офиса», — рассказал журналисту портала BANKDIRECT.PRO создатель инициативной группы пострадавших вкладчиков Артур Гукасян.

При этом активист подчеркивает, что в октябре Банк России провел внеплановую проверку в банке. Где информация, которая была получена в ходе этой проверки, и почему нельзя на ее основе вернуть людям хотя бы часть средств, неизвестно.

Зато известно, кому и почему АСВ деньги платить не хочет. Помимо 700 клиентов банка «Камский горизонт» в сложной ситуации оказались вкладчики Татфондбанка и Интехбанка — представители АСВ заподозрили вкладчиков в мошенничестве. Источники, знакомые с ситуацией, рассказали, что «деньги со счетов юрлиц переводились на счета физлиц, крупные вклады дробились на мелкие, формировались изощренные комбинации, при которых снятие средств одними вкладчиками сопровождалось внесением этих же средств другими».

В итоге АСВ отказывается выплачивать страховые возмещения по счетам, которые «были скомпрометированы». В результате из страховых реестров было исключено порядка 5000 клиентов в обоих банках — 5000 мошенников в одном месте, прямо мечта любого оперативника. А самое удивительное, что эти «мошенники» не только хотят получить свои деньги — они вообще надеются, что банк будет спасен! Поэтому в Казани проходят митинги, где сотни вкладчиков призывают Владимира Путина найти для банков санатора.

Интересно, какие еще варианты изобретет госкорпорация, чтобы только не выплачивать деньги клиентам лопнувших банков, ведь очевидно, что фонд изрядно похудел после событий 2016 года и на всех средств банально не хватит.

Безработные банкиры

Тем временем в этой истории есть еще пострадавшие, о которых говорить не принято. А ведь в результате действий Центробанка на улице оказались тысячи банковских сотрудников, которым сегодня крайне сложно найти работу.

Как рассказал нам один из бывших менеджеров банка с отозванной лицензией, предложений о работе на рынке практически нет даже для высококвалифицированных кадров. Еще больше обескураживает ответ от службы занятости.

«Мне сказали, что о работе в банке не стоит даже мечтать — мол, на очереди в этому году еще 100 банков на отзыв, поэтому банковских вакансий никаких нет», — сетует бывший менеджер банка.

В то время, как Сбербанк с Почта Банком делят 3000 сотрудников, капризно выбирая лучшие кадры, тысячи людей, работавших в банках с отозванными лицензиями, по воле случая и настроения ЦБ остаются без работы и средств к существованию. И, похоже, их проблемы нисколько не заботят ни регулятора, ни государство.

Центробанк в замешательстве

Судя по всему, ЦБ уже сам не рад, что не сумел вовремя остановиться и убрал с рынка больше банков, чем страна могла переварить. Этим, в том числе, можно объяснить беспрецедентное до недавнего времени событие — повторное введение моратория на исполнение требований кредиторов банка «Пересвет».

Такое решение было принято в связи с тем, что срок старого моратория, который был назначен на 3 месяца, истек, а ЦБ так и не решил судьбу банка. Так как в подвешенном состоянии сейчас находится еще и Татфондбанк, ЦБ не решается отозвать лицензии сразу у двух крупных банков. Одной из причин может быть банальное отсутствие денег на выплаты вкладчикам.

Очевидно, в Центробанке не учли всех последствий. А как говорил французский экономист Фредерик Бастиа: «Вся разница между плохими и хорошими экономистами в том, что первые замечают лишь очевидные последствия, а вторые принимают в расчёт также и те, которые надо предвидеть». Вывод напрашивается сам собой.

Полина Коршунова
Редактор BD